Язык: Русский     Français     Anglais     Поиск по сайту:

“Государство как основной фактор в миротворческой деятельности”

Date de publication: 05.10.2013



   Джон Локленд 

Выступление на Родосском Форуме

 5 октября 2013

“Государство как основной фактор в миротворческой деятельности”


Нас попросили предложить альтернативное видение мира, не основанное на новых эсхатологических взглядах, вдохновленных политикой превосходства. И мне бы хотелось сделать это, поставив параллельно под сомнение то, что, на мой взгляд, является наиболее важным идеологическим заблуждением. Заблуждение заключается в том, что ведущая роль в предотвращении войны отводится международным структурам, международному праву и системе международных отношений.

Можно без преувеличения сказать, что это убеждение глубоко засело в сознании как современных политиков, так и тех, кто их критикует. Подобная идея лежала в основе создания таких органов, как Европейский Союз, ООН и предшествующая им Лига Наций. Почти ежемесячно кто-нибудь из руководителей ЕС заявляет, что единственная альтернатива брюссельской интеграции – война. Идеология миротворческой деятельности, зиждущаяся на надгосударственном контроле, вдохновила на создание особых уголовных трибуналов и Международного уголовного суда; послужила толчком к преобразованию Комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также косвенно повлияла на Генеральное соглашение по тарифам и торговле, которое положило начало Всемирной торговой организации. Эта идеология легла в основу создания евровалюты и способствовала радикальному расширению и укреплению как ЕС, так и Совета Европы. Она в значительной степени влияет на новую систему взглядов НАТО, а также навязчиво указывает на то, что для поддержания порядка в мире, в том числе и в Европе, необходимо присутствие американских войск. С 1991 года эта идеология стала причиной резкого увеличения числа резолюций Совета безопасности ООН и военного вмешательства в дела отдельных государств при поддержке ООН. Эти взгляды хорошо выражены в названии известного трактата по современной истории международного права The Gentle Civilizer of Nations. Согласно данной теории, народы и государства не могли считаться цивилизованными, если бы не было международного права

Часто утверждают, что теория наднационального управления возникла после двух мировых войн. Создание надгосударственных структур стало якобы необходимым вследствие распада международной системы и потери геополитического равновесия в 1914 году. Я бы хотел доказать, что это не так, и что наднациональная идеология существовала как минимум в течение 60 лет до начала Первой мировой войны. В 1907 году в Гааге был принят Принцип обязательного мирного разрешения международных споров, а в 1899 году была учреждена Постоянная палата третейского суда. Первую Нобелевскую премию мира – присужденную за внесение серьезного вклада в области поддержания мира при помощи наднационального управления (включая и ту, что была выдана Европейскому союзу в 2013 году) – получил в 1901 году Генри Дюнант, который работал над межнациональной и наднациональной теориями развития. В 1863 году он создал Международный комитет Красного Креста, а годом позже его организация оказала спонсорскую поддержку первой Женевской конвенции, прошедшей в 1864 году.

Вторая половина XIX века явила миру настоящую вспышку универсализма, глобализма и наднациональных идей. Эти теории основаны на вере в целесообразность политического единства человечества, в основе которого лежит просвещенная цивилизация. Основные международные конвенции, декларации и договоры, составляющие свод новых кодексов международного гуманитарного права, были подписаны в 1856, 1863, 1864, 1868, 1874, 1880, 1899, 1906, 1907, 1909, 1910 и 1913 годах. В 1843 году в Лондоне на высоком политическом уровне был проведен первый Международный конгресс «Друзей мира». В 1867 году Фредериком Пасси была создана Международная лига мира. Также в 1867 году под руководством Гарибальди была учреждена Международная лига мира и свободы. В 1891 году было основано постоянное Международное бюро мира со штаб-квартирой в Берне. Практика проведения международных съездов началась в 1851 году в Лондоне. Именно на съезде в Париже в 1889 году Пьер де Кубертен предложил идею возрождения Олимпийских игр, основой которых должна была стать общая мировая пацифистская идеология о единстве человечества. С 1889 года и до начала войны, а также в межвоенный период, международные конгрессы по поддержке мира проходили ежегодно. В 1889 году в Женеве был создан Межпарламентский союз, который к началу Первой мировой войны насчитывал более трех тысяч депутатов. В 1873 году важной вехой стало создание Института международного права в Генте, которому в 1904 году была присуждена Нобелевская премия мира. В 1862 году в Брюсселе была образована Международная ассоциация прогресса в социальных науках, созданная теми же самыми юристами – Густавом Ролен-Жакмэном, Тобиасом Ассером и Джоном Вэстлэйком.

Появление различных политических движений совпало с распространением международных торговых и коммуникационных организаций. В 1865 году был основан Международный телеграфный союз. В 1874 году в Берне был образован Общий почтовый союз, позже переименованный в Международный почтовый союз. В 1874 году в Брюсселе появился Конгресс свободной торговли. Годом позже на этом конгрессе выступал ярый сторонник социально-революционного движения мирового капитализма Карл Маркс. Иными словами, если вторую половину XIX века часто называют эпохой национализма и культа нации, то период с 1848 по 1914 год стал эпохой культа гуманности и веры в единство человечества. Гарибальди и некоторые его современники рассматривали национальное единство лишь в качестве первой ступени к всеобщему объединению человечества.

Примечательно, что эти организации, специально созданные для развития торговли и связи, были восприняты либеральными глобалистами XIX века с таким же воодушевлением, как интернет и другие средства электронной коммуникации в середины 90-х прошлого века. В XIX столетии бытовало твердое убеждение, что посредством развития коммуникаций человечество сможет достичь более высокого уровня цивилизации и взаимопонимания. Экономическая глобализация рассматривалась только как составляющая политической глобализации. Расхожим мнением стало то, что внутригосударственные торговля и связи потеряли актуальность.

Считалось, что союзные государства смогут достичь более высокого уровня цивилизации. Глобализм был и остается прогрессивной идеологией. Последние два десятилетия Билл Клинтон, Джордж Буш и сторонники евроинтеграции отождествляют глобализацию с распространением демократии и верховенства закона. На сессии Международного почтового союза в Конгрессе в Вашингтоне в конце 1897 года директор коммуникаций Лозанны и декан почтового союза Камиль Делессер заявила: «Где кончается интеграция, начинается темнота, нищета и варварство». Международные юристы, еще до 1914 года энергично создававшие структуру международного права, без стыда утверждали, что способствовали развитию цивилизационных прогрессов. Т.е, это были цивилизованные люди, пытающиеся цивилизовать остальной мир. В сентябре 1873 года на первом заседании Института международного права в Генте был принят устав этой организации. В первой главе устава говорилось, что целью Института являлось становление «правового сознания цивилизованного мира». Любой, кто выступал против идей и проектов Института, был по определению нецивилизованным.

Однако, если более внимательно приглядеться к этим академическим инициативам, которые стали источником вышеупомянутых договоров, деклараций и мирных движений, то можно заметить, что, на самом деле, они не являлись законными. Напротив, это были политические инициативы, которые лишь использовали юридический язык для продвижения своих целей. Ассер, Ролен и Вэстлэйк, которым приписывают создание современного международного права, в первом выпуске своего Revue не ссылались на традиционные европейские труды по международному праву. Наоборот, их журнал был задуман как “площадка для либеральных правовых реформ”. Они резко критиковали дипломатию как инструмент разрешения конфликтов и предотвращения войны. Священному союзу давалась неоднозначная оценка, его считали опасным.

Развитие международного права и международных структур не смогло остановить две мировые войны и множество второстепенных войн. Несмотря на это, идеи вышеупомянутых юристов продолжают процветать уже более 150 лет. На самом деле, их предложение было реакцией на политическую головоломку: они были потрясены тем, что спокойствие XIX века, которое способствовало большому экономическому прогрессу, на самом деле, основывалось на договоре сдерживания, который был достигнут на Венском конгрессе. В их глазах этот договор представлялся как “положительное препятствие для распространения либеральный идей”. Эта договоренность была основана на иерархических политических основах для того, чтобы помочь распространению либеральных идей. Одним из способов аннулирования данного договора стал призыв юристов к созданию горизонтальных межнациональных структур, проникнутых духом либерализма. Они использовали ту же стратегию, которая используется сегодня в системе прав человека. В XIX веке юристы добивались использования международного права для преодоления существующих авторитарных политических структур Европы. Также и сегодня Брюссель в качестве наднациональной структуры используется для преодоления раздела государств.

Можно возразить: «Ну и что?» Я убежден, что одним из последствий глобализма и основанной на нем идеологии просвещенного человечества является этика наказания в современных международных отношениях. Этика наказания была впервые применена на мировой арене в период Первой мировой войны, когда Австрия пыталась наказать Сербию за убийство эрцгерцога, а также когда в 1918 году на Германию и Турцию был наложены репарации в качестве условия для заключения мира. Война закончилась так же, как и началась – стремлением возмездия. В наши дни этика наказания стала преобладающей чертой современных войн. При нападении на Югославию в 1999 году генерал Уэсли Кларк заявил, что борьба с НАТО была «борьбой с Богом», в то время как нападение на Ирак в 2003 году было наказанием за якобы несоблюдение резолюции Совета Безопасности ООН по разоружению. Война в Афганистане была войной возмездия, а бряцание оружием перед Сирией – которое на время утихло – было вдохновлено желанием, согласно словам Франсуа Олланда, «наказать» Сирию за использование химического оружия.

Я считаю, что существует глубокая структурная и идеологическая связь между этикой наказания и доктриной политического глобализма (особенно в учении об объединении человечества при помощи цивилизационных процессов и просвещения), которое иногда называют учением о демократическом мире. Эта связь обладает множеством аспектов, один из которых – долгая традиция политического мессианизма, корни которого уходят в Англию XVII века, а теперь связанного с ролью Америки, что время от времени проскальзывает в выступлениях президента Вудро Вильсона и Джорджа Буша. Согласно мессианизму, мир – это театр, где происходит великая брань между добром и злом, которая закончится очистительной войной. В результате добро победит, а зло будет наказано. Такая своего рода демонстрация Страшного суда на земле.

Однако, необязательно проводить такую религиозно-политическую параллель, чтобы понять, что идея объединения человечества при помощи просвещения неотъемлимо связана с идеей, согласно которой государства или нации, не желающие объединяться, являются нецивилизованными или бесчеловечными, и поэтому заслуживают наказания. Существует тендеция верить в то, что все горизонтальные формы коллективной политической структуры – международные комитеты, советы безопасности, Европейская комиссия – являются благоугодными в то время как все вертикальные структуры власти, такие как государства-нации, имеющие одного независимого главу государства, обязательно являются авторитарными, жестокими и бесчеловечными.

Какой я могу из этого сделать вывод? Я верю, что мир, как и милосердие, начинается с дома. Ранее утверждали, что хорошие семьи улучшают наше общество. Государство является своего рода семьей. По аналогии это относится и к международному обществу: положительные государства способствуют улучшению международного общества, в то время как плохие государства, находящиеся в состоянии разложения, как и семьи, где родители разведены, отсутствует отец или наличествует какая-то иная социальная проблема, не будут стремиться к миру на международной арене. Чем сильнее упадок американского и европейского общества, пропагандирующих постмодернизм и пост-национализм, тем отчаянее американские и европейские руководители пытаются избавиться от давления, проецируя зло на вымышленного призрака извне, чтобы создать иллюзию своего превосходства.

Вот почему я убежден, что мы должны отказаться от идеологии надгосударственного контроля. Национальные государства не являются варварскими и воюющими структурами с четкой вертикальной властью; они – физические лица с банальными человеческими потребностями (например, потребность в государственном языке), и очень часто с географическими границами, которые мы не можем изменить. Как и средневековые храмы – продукты европейского христианства, являющиеся одними из самых величайших мировых памятников архитектуры и искусства – национальные государства так же являются одними из самых выдающихся сооружений человеческого духа. Именно поэтому международные организации не обязательно являются добродетельными: Совет Безопасности дает карт-бланш НАТО в «ливийском вопросе» и управляет коррупционными судами (такими как Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде), а ООН управляет порочным режимом санкций. Деятельность этих организаций необходимо поставить под сомнение и, если необходимо, прекратить. Национальные государства, которым удается продвигать социальный порядок и торжество закона в пределах собственных границ, будут, как правило, вести подобную политику и на международном уровне. Поэтому приоритетом должно являться достижение мира во внутренней политике, а не попытка навязать его посредством надгосударственного контроля.

Если бы идеология надгосударственного контроля исчезла, этика наказания, в свою очередь, также изжила бы себя. На примере последних событий в Сирии мы видим, как общественность может быть причиной войны, а индивидуум – посредником мира. Желанием Запада было ведение войны совместно с Советом Безопасности или коалицией государств-сторонников; однако в конце августа – начале сентября, благодаря отдельному государству, все закончилось благополучно: 29 августа 2013 года британский парламент неожиданно отказался участвовать в вооруженном нападении. Это вызвало цепную реакцию, в результате которой предложение России по химическому разоружению было одобрено. Хотя предлагаемое решение будет носить характер международного соглашения (резолюции Совета Безопасности № 2118), остается фактом, что мир в Сирии, если он все же будет достигнут, в большой степени будет обязан международному разногласию и государственному воздействию, чем международному соглашению или  интернационализму. Американское правительство приняло предложение России от 10 сентября только потому, что оно неожиданно дало возможность спасти свою репутацию, подмоченную из-за другого государственного события – возможного прекращения работы Конгресса.

Когда женщину, пойманную за прелюбодеяние, привели ко Христу, толпа была готова забросать ее камнями. Общественность была готова совершить этот ужасный акт в качестве наказания. С антропологической точки зрения, Христос разгонал толпу путем разделения ее членов на индивидуумов, когда призвал того, кто без греха, первым бросить в нее камень. Такие образом, жестокость толпы была сведена на нет. Этот случай показывает, что отдельный человек не всегда является причиной насилия, очень часто этой причиной является общественность. Основой мира на международном уровне – как и на уровне отдельного человека – является побуждение к миру у себя дома, через правительство, достойное одобрения – так же, как и обязанность каждого человека развивать свой личный внутренний мир через смирение и самопознание. Как и люди, государства, находящиеся в мире с самими собой, также будут в мире и с другими.



Публикации      Исследования      Новости

Фотоленты

19.12.2017


08.11.2017


21.09.2017

Конференция: "Кризис в Корее: причины и перспективы". ИДС, Париж, 21 сентября 2017 г.
12.07.2017

Круглый стол: "Трамп и Макрон о Сирии: что изменилось?" ИДС, 12 июля 2017 года
21.06.2017

Круглый стол: "Начало конца глобализации?" ИДС, 21 июня 2017 года
24.05.2017

Международная конференция: “Вместе в свидетельстве вплоть до мученичества. Католики и Православные и вызовы 21-го века”, Рим, 24 мая 2017 года

Видео


Наталия Нарочницкая об избрании Эмануэля Макрона
Президент ИДС в сюжете передачи "Постскриптум" с Алексеем Пушковым на телеканале ТВЦ о выборах во Франции и перспективах Евросоюза.


Наталия Нарочницкая. Россия в системе современных международных отношений
Лекция президента ИДС Наталии Нарочницкой на факультете Филологии Университета Комплутенсе в Мадриде 30 марта 2017 года